Концепция использования ДК «Лира-100»  по профилактике и

выявлению зависимостей с учетом опыта регионов

Российской Федерации

 

        Для эффективной профилактики зависимостей,  выявления существующих зависимостей и проведения их лечения необходимо определение функционального состояния организма человека в реальном масштабе времени. При этом следует иметь  ввиду,  что само понятие «состояние» психологи и физиологи рассматривают с разных обще- методических позиций, но исследователи сходятся в одном – это категория совокупных признаков нервно-психического напряжения (НПН) [ 4 ]. Сам процесс НПН распределен по времени, силе, длительности и, как правило, приводит к динамическому рассогласованию физиологических систем, что всегда способствует реальному переходу на другой уровень нейрогуморальной саморегуляции организма человека. Наблюдается явление, которое можно охарактеризовать как «сбитый фокус управления».

.1а

                                                .1с                           

Рис. 1. Схема полного психофизиологического анализа состояния организма человека, проводимого с помощью диагностического комплекса «ЛИРА-100», для выявления различного рода зависимостей, включая наркоманию-алкоголизм (описание в тексте).

 

 

 

         Официальный подход к проблеме зависимостей часто сводится только к наркомании, алкоголизму, табакокурению. Такой узкий подход исключает многие другие формы зависимостей. На это, к сожалению, обращают  мало внимания, например, известны: «игровая зависимость», «сексуальная» и др. В основном деятельность МЗ РФ и ФСКАН сводится к регистрации уже состоявшихся наркоманов, алкоголиков, курильщиков табака и создания для них запретительных методов воздействия, включая законодательные. При этом методическая и техническая деятельность направлена на выявление вида наркотического вещества, а также   количества и времени его потребления. Такой подход нельзя назвать профилактикой, так как он не позволяет выявлять исходные, базовые психофизиологические условия формирования зависимостей и не определяет возможность пресечения выработки порочного стереотипа зависимостей. Существующие же психологические методики тестирования зависимостей, как правило, имеют высокую субъективную компоненту, т.е. носят скорее описательный, констатирующий характер и не выявляют сам механизм  их формирования [1,2,5,6]. Например,  известно, что наряду с  похожестью алгоритма процесса формирования зависимостей, существенным отличием их друг от друга является скорость и прочность создания динамического стереотипа [3,6,8 ] .

        Таким образом,  настоящая профилактика должна носить комплексный характер, позволяющий индивидуально оценить предрасположенность к формированию зависимостей, когда таковая еще пока не существует,     но при попадании человека в условия воздействия НПН может привести к «смещению фокуса» уровня управления саморегулированием (рис.1), что создает опасность попадания в «зону риска». Отсюда, реальная профилактика зависимостей - это проведение индивидуального максимально полного  психофизиологического скрининг - анализа состояния организма человека в реальном масштабе времени с целью не допустить попадания человека в «зону риска».

        Описание алгоритма психофизиологического анализа в предлагаемой схеме (рис.1) осуществляется по реальным протоколам скрининговых исследований испытуемых, проведенных с помощью диагностического комплекса «Лира-100». Сам протокол носит строго индивидуальный характер (с указанием Ф.И.О. испытуемого, года рождения) и  составлен в виде таблицы, в колонках которой представлены результаты:

1.     Количественные и временные параметры измерения.

2.     Q – относительные индексы, отражающие функциональное состояние крови. Параметры для физиологической интеграции достаточны: напряженность углекислого газа, адреналин, углеводный обмен, что позволяет получить представление об уровне текущего метаболизма и наличии интоксикации.

3.     W – состояние вегетативной нервной системы (ВНС).

4.     ИСО – индекс состояния организма.

      Примечание: 3 и 4 колонки взаимно дополняют друга, что позволяет по  ВНС, с одной стороны, определить преобладание тонуса (симпатического, парасимпатического), с другой стороны, оценить компенсаторные, адаптивные возможности ВНС.

5.     R – текущая эмоциональная устойчивость. Определяет адекватную подготовку организма человека к предстоящему конечному полезному действию  с соответствующей компенсацией информационной компоненты типа поведения (см. раздел  «Психофизиологическое тестирование-анализ» рис.2, www.narkotest-nmbt.ru). Неадекватная подготовка приводит к повышению реактивности, динамическому рассогласованию, эмоциональному возбуждению, стрессу, а для компенсации информационной компоненты поведения  используются «внешние стимуляторы» (кофе, алкоголь, табак, наркотики). Соответственно идет «смещение фокуса» саморегулирования и попадание в «зону риска» с развитием последующего явления - дезадаптации.

6.     J – индекс психофизиологического состояния. Используется известная шкала «нейротизма», позволяющая выявить составляющие ВНД: инертность, реактивность, ригидность, сензитивность, лабильность, экстраверсию, интраверсию и др., т.е. в рамках определенного типа ВНД определить возможности компенсации НПН. 

7.     Адаптационные и компенсаторные процессы. Колонка, обобщающая  весь получаемый информационный пул диагностики для выявления нарушений или отсутствия нарушения адаптационных (компенсаторных) процессов.

8.      Группа риска. Регистрируется: относится ли испытуемый к «группе риска» по формированию зависимостей, и конкретно при регистрации явления «замещения» может ли он являться потребителем наркотических, психотропных веществ, алкоголя и т.д.

9.     Слабое звено функционирования физиологических систем. Сопутствующая диагностическая компонента анализа, показывающая, что при частом НПН и соответствующем нарушении адаптационных (компенсаторных) процессов  возможны нарушения в работе конкретных физиологических систем.

10.                                                                                                                                                                                                             Заключение. Имеет ли место адаптационная мобилизация и соответственно высокая работоспособность или, напротив, идет динамическое рассогласование и соответственно низкая работоспособность.

 

       С целью облегчения психофизиологического анализа все колонки имеют цветную дифференцировку, показывающую зоны нормы (компенсации) и уровни смещения от нормы (субкомпенсации): черная – констатирующая информация; зеленая - норма (компенсация); синяя – возможное смещение от нормы (пограничное состояние); красная – отсутствие нормы (субкомпенсация).

Примеры протоколов и описание результатов исследований                   

                                            

Таблица 1. Диагностическая карта испытуемого с нормальной работоспособностью, но повышенным тонусом ВНС и преобладанием симпатического тонуса

Б.И.В.  , год рождения - 1968

.1б

Несмотря на нормальные функциональные параметры первого испытуемого, следует обратить внимание на повышенный симпатический тонус ВНС в сочетании с экстраверсией, что указывает на затратный тип поведения, ориентированный на образование внешних контактов (табл.1).

Таблица 2. Диагностическая  карта испытуемого, имеющего динамическое рассогласование, быстрое развитие утомления и соответственно низкую работоспособность

П. П. П., год рождения - 1985

.2б

        Во втором примере, испытуемый имеет низкую работоспособность на фоне быстрой утомляемости. Причиной такого состояния является преобладание парасимпатического тонуса ВНС с преобладающей динамикой торможения (по типу ВНД - меланхолик, флегматик), большой латентный период реакции нервной системы на внешнее воздействие  подтверждает преобладание торможения, характерное для интравертов с экономным типом поведения (табл.2).

Таблица 3. Диагностическая карта испытуемого, в которой  исследования выявили:  периодические, динамические рассогласования, сформированные НПН, которые привели к острой дезадаптации и попаданию испытуемого в зону риска.

И. И. И., год рождения - 1980

.3б

.3 б

.3 часть 2а

    Третий пример показывает динамику формирования стереотипа поведения, приводящего испытуемого в  группу риска. Для этого испытуемого характерна эмоциональная неустойчивость, имеющая колебания от торможения (депрессии) до увеличения реактивности (стресса). Колебания фокуса саморегулирования испытуемый пытается компенсировать внешними стимуляторами (табл..3).

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(МЕТОДИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ)

 

1.     В поведенческий алгоритм нормального человека входят навыки, привычки-стереотипы, т.е. поведение есть система зависимостей, определяющая конечный полезный функциональный эффект для организма, формирующий положительные эмоции, которые подкрепляют адаптивную мобилизацию и поддерживают высокую работоспособность. Следует помнить, что базовым функциональным состоянием организма является ВНД и соответствующий генотип (рис.1,табл.1).

2.     Воздействие НПН на организм присуще современной среде существования человека. Степень реакции определяется возможностью и способами компенсации (адаптации) к НПН.

- Возможность компенсации определяется состоянием ВНД, является ли испытуемый экстравертом или интравертом, какой способ поведения реализован, например, затратный или гармоничный, какова организация ВНС – эрготропная или трофотропная.

-Способы компенсации:

1.Тренировка («психофизиологическая защита»), включение внутренних резервов компенсации и тем самым  сохранение  системы саморегулирования без смещения фокуса;

2.Использование внешних стимуляторов (введенных в поведенческий стереотип  зависимостей), таких как кофе, алкоголь, табак и т.д.; к внешним стимуляторам можно с полным основанием отнести и фармакологические средства, влияющие на психическую деятельность (см. Приложение). Цель такой компенсации: поддержание работоспособности и попытка сохранения фокуса саморегулирования, создание искусственной среды для формирования положительных эмоций.

3.     К состоянию динамического рассогласования и низкой                    работоспособности (табл.2) может привести как хроническое НПН, так и кратковременное НПН.  Наличие субкомпенсированной предрасположенности к НПН влечет за собой смещение фокуса управления уровня саморегуляции. Следует отметить, что  хроническое НПН более вероятно приводит к полному смещению фокуса саморегулирования и попаданию в зону риска (табл.3) с последующим переходом в режим хронической дезадаптации с явлениями замещенной компенсации. Кратковременное высокоактивное НПН, повторяющееся несколько раз, может также привести к смещению фокуса саморегулирования и попаданию в зону риска. Рекомендации: требуется применять режим периодической диагностики (табл.3).

4.     При наличии зарегистрированной зависимости с явлениями замещенной компенсации, т.е. сформированного динамического стереотипа,  разрыв любой точки цепи рефлексов, приводит к нарушению реализации стереотипа замещения и формированию острой стресс-реакции, которая с высокой вероятностью может привести к суициду, агрессии, «безпричинного» покушения на человека и другим формам негативного поведения.   

 

О   суициде.

            Сформированный динамический стереотип поведения обусловлен двумя базовыми факторами: первый - связан с отсутствием критической реакции на разрыв цепи рефлексов стереотипа, не приводящей к сильным стресс-реакциям, т.е. наличие достаточных адаптивных компенсаторных резервов организма позволяет эффективно «гасить» нервно психическое напряжение (НПН); второй – связан с наличием одной или нескольких стереотипированных зависимостей (совершенно необязательно алкогольных или наркотических), когда любой разрыв цепи рефлексов этих стереотипов приводит к критической стресс-реакции (КСР) на фоне отсутствия адаптивных компенсаторных резервов организма, результатом чего является переход КСР к мотивированной агрессивной форме поведения. Если, в последнем случае, не будет определен конечный поведенческий «эффект удовлетворения», т.е. восстановление разорванной «порочной цепи» стереотипа, то  подобный параметр дезадаптации, как правило приведет к пониманию невозможности управления собственным организмом (функциональным состоянием) и соответственно приведет к возникновению «внутренних» суицидных мотиваций.  Повторение подобного КСР приводит к «команде» на самоуничтожение (суицид).

            Выявление мотиваций на суицид требует периодического контроля (выработки индивидуального алгоритма обследования), целью которого является определение неустойчивости психофизиологических параметров личности обследуемого к НПН. Например,  в течение контрольного времени обследования (индивидуально) имеется частое проявление  динамического рассогласования, приводящего к смещению фокуса саморегулирования в зону риска.

Л И Т Е Р А Т У Р А

 

1. Лозовой В.В., Кремлева О.В., Лозовая Т.В. Профилактика зависимостей (опыт создания первичной профилактики). - М.: Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) в РФ, 2011 – 447с.

2.  Гоголева А.В. Аддиктивное поведение и его профилактика. – М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2003 -240с.

3. Судаков К.В. Динамический стереотип или информационные отпечатки действительности. – М.: ПЕРСЭ, 2002.

4. Данилова Н.Н. Психофизиология. М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2007 – 368 с.

5. Бодалев А.А. Психология о личности. – М.: Изд-во МГУ, 1988 – 187с.

6. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988 – 564с.

7. Гримак Л.И. Резервы человеческой психики: введение в психологию активности. – М.: Политиздат, 1987. – 286с.

8. Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1969.- 376с.

9. Никитенко С.Г. Интернет для психологов. Ресурсы и технологии // Школьные технологии. – 2002. - №2. – С.200-205.

10. Столяренко Л.Д. Основы психологии. 4-е изд. – Ростов н/Д: Феникс, 2001 – 672с.

 

Примечание. Вышеописанное методическое дополнение реализовано в программном обеспечении к ДК «Лира-100» и может быть использовано на практике при наличии Word 2010 и пускового файла, который бесплатно высылается по индивидуальному запросу.

 

 

Приложение.

Фармакологические средства, влияющие на психическую деятельность (для приложения использованы материалы с сайта http:/medicinform.net/)

Воздействуя на медиаторные системы различных отделов мозга психотропными препаратами, можно вызвать не только усиление или угнетение возбудительного и тормозного процессов, но и изменения со стороны психики, умственной работоспособности и эмоционального поведения больного. В группу психотропных препаратов входят:
1) нейролептики (антипсихотические средства);
2) транквилизаторы;
3) седативные средства;
4) антидепрессанты;
5) препараты лития;
6) ноотропные средства;
7) психостимуляторы.

Нейролептики оказывают успокаивающее действие с уменьшением реакции на внешние стимулы, ослаблением психомоторного возбуждения и напряженности. Они подавляют чувство страха, бред, галлюцинации. Механизм действия нейролептиков основан на их угнетающем действии на ретикулярную формацию и ее активирующем влиянии на кору больших полушарий, а также на взаимодействии нейролептиков с медиаторными системами мозга: адрен-, серотонин-, холин-, ГАМК- и особенно с дофа-минергическими.

Антипсихотическая активность нейролептиков (аминазина, левомепромазина) обусловлена их угнетающим влиянием на норадренергические рецепторы, на дофаминовые рецепторы черной субстанции  полосатого тела, лимбической системы мозга (фторфеназин, галоперидолидр.).

Транквилизаторы (от лат. tranquilloare - делать спокойным, безразличным) применяются в основном при неврозах для устранения эмоциональной напряженности, тревоги и страха. Кроме антифобического они обладают гипнотическим, миорелаксантным и противосудорожным действием. Транквилизаторы уменьшают возбудимость подкорковых структур мозга (лимбической системы, таламуса, гипоталамуса) и тормозят взаимодействие между этими структурами и корой больших полушарий. Кроме того, эти препараты тормозят полисинаптические спинальные рефлексы и вызывают миорелаксацию. В лечебной практике нашли применение такие препараты этой группы, как элениум (хлозепид), диазепам (реланиум), феназепам, амизил, мебикар и др.

Седативные средства оказывают менее выраженный успокаивающий и антифобический эффект, чем транквилизаторы, не вызывают миорелаксации. Они оказывают регулирующее влияние на процессы возбуждения и торможения в мозге и применяются в амбулаторной практике для лечения легких невротических состояний. К ним относятся прежде всего препараты растительного происхождения (из корня валерианы, пустырника).

Антидепрессанты - это препараты, оказывающие положительное влияние на настроение и общее психическое состояние больного. При депрессивных состояниях наблюдается снижение активности норадренергической и серотонинергической синаптической передачи. Поэтому действие антидепрессантов основано на их ингибировании моноаминоксидазы (МАО) - фермента, вызывающего инактивацию моноаминов (норадреналина, дофамина, серотонина). Подавление активности МАО приводит к накоплению моноаминов и улучшению синаптической передачи в структурах мозга. К таким препаратам относятся: ниаламид, пиразидол, бефол и др.

Кроме того, существуют антидепрессанты - ингибиторы обратного нейронального захвата избирательно или норадреналина, или серотонина, или дофамина (азафен).

Препараты лития (лития карбонат, лития оксибутират) получили широкое применение для лечения эндогенных аффективных заболеваний, для купирования острого маниакального возбуждения у психических больных. В больших дозах литий понижает содержание в мозге серотонина и повышает чувствительность нейронов гиппокампа и других областей мозга к действию дофамина, влияя на нейрохимические процессы в нервной ткани.

Ноотропные средства (пирацетам, аминалон, натрия оксибутират, фенибут и др.) - это группа препаратов, оказывающих специфическое активирующее влияние на интегративную деятельность мозга, улучшает память, обучение и познавательную деятельность, облегчает передачу информации между полушариями головного мозга, повышает устойчивость мозга к гипоксии.

В связи с тем, что основной представитель препаратов этой группы - пирацетам является синтетическим аналогом тормозного медиатора ГАМК, надо полагать, что пирацетам способен усиливать тормозные процессы в мозге. Кроме того, этот препарат усиливает синтез дофамина и повышает уровень норадреналина, некоторые ноотропы увеличивают содержание ацетилхолина и серотонина в нервной ткани. Особенностью ноотропов является их стимулирующее влияние на метаболические и биоэнергетические процессы в нервных клетках.

Ноотропы используются для стабилизации нарушенных функций мозга при психических заболеваниях, у пожилых людей и детей для лечения сосудистых и метаболических нарушений мозга.

В группу психостимуляторов центральной нервной системы помимо аналептиков и препаратов, действующих на спинной мозг, входят психомоторные стимуляторы (кофеин, фенамин и др.), активирующие биоэлектрическую активность мозга, повышающие физическую и умственную работоспособность, уменьшающие усталость и сонливость. Механизм действия этих препаратов связывают с их способностью стимулировать синтез циклического АМФ, который участвует во всех метаболических процессах.